ka_pell (ka_pell) wrote,
ka_pell
ka_pell

Василий Бархатов — Михаил Фихтенгольц: "По децибелам орущих зрителей ясен уровень их IQ"

http://www.snob.ru/selected/entry/53681 

Оперный режиссер Василий Бархатов и руководитель отдела перспективного планирования репертуара Большого театра Михаил Фихтенгольц поговорили о том, почему им не нравятся современные зрители, что удручает в современной опере и на какие компромиссы должен идти художник.
Уже само название говорит об неуважении к публике. Если публика устраивает громкую овацию, то творцов и исполнителей это радует, а если возмущается -  то потому что интеллекта не хватает оценить изысканное творение?  Такое отсутствие логики в суждений именно и свидетельствует о дефектах в интеллекте.

Цитата:


Михаил Фихтенгольц: Вокруг Большого театра сложилась не очень здоровая атмосфера: любое событие, которое там происходит, воспринимается, в первую очередь, не как художественное, творческое свершение, а как происшествие. Больше всего поражает в этой ситуации то, что буквально каждый человек знает, что нужно Большому театру! Это очень осложняет жизнь.

Моя реакция: 

Сразу задана конфликтная тональность обсуждения, но с различием в правах сторон: с одной  творцы с их сложной жизнью, а с другой нездоровые выскочки, которые берутся судить о том, чего не знают. Амбициозно и агрессивно выражается г.Фихтенгольц. Кто создал эту атмосферу «не очень здоровую»? - Разве не бархатовская "Летучая мышь", серебренниковский "Золотой петушек" и черняковского "Руслан и Людмила"?

Цитата:
Василий Бархатов: Одни знают, что нужно, а другие — как правильно поставить...
Особенность России в том, что здесь есть ряд произведений, в отношении которых каждый чувствует себя профессионалом: «Евгений Онегин», «Борис Годунов», «Пиковая дама». Выяснилось вот, что и «Летучая мышь» тоже народное достояние...
Михаил Фихтенгольц: ...нашего Иогана Штрауса!

Моя реакция: Люди не чувствуют себя профессионалами , но,  сформировав в течение жизни некоторые представления о классических произведениях, приходя в Большой театр имеют ожидания, о чем опера и какова музыка. И это естественно, так было и так будет!

Цитата:
Михаил Фихтенгольц: Словом, зритель меняется не в лучшую сторону. В театры, в частности в Большой, хлынул потребитель. И неважно, идет ли на сцене «Летучая мышь», «Воццек», «Волшебная флейта» или «Борис Годунов», он все воспринимает исключительно как развлечение. Оперный театр для него в той же системе координат, что и кино, посещение торгового молла, спа-салона или фитнес-центра.
Театр — отражение современного общества, когда люди говорят на одном языке, но друг друга вовсе не понимают. Обидно, что театр перестал быть видом интеллектуальной работы.
Василий Бархатов: Зачастую зрители приходят с уже готовой моделью спектакля в голове, и если то, что происходит на сцене, не совпадает с их ощущением, они отказываются его воспринимать — закрываются. Нежелание и неумение считывать режиссерский текст — вот основная причина раскола между сценой и залом.
 
Моя реакция: Зритель действительно меняется и, наверное, не в лучшую сторону. Но разве не новомодные эксперименты, не превращение классического произведения в скандальные шоу отвращает от оперы ее любилей? Зато привлекает любопытствующих, которым не жаль выбросить деньги, поучаствовав в скандальной акции. Надо сказать, что и тех и других привлекает возможность испытать некоторые чувства, а вовсе не решать интеллектуальные загадки, «считывать режиссерский текст» и прочее, что навязывают им амбициозные выскочки, желающие «пасти народы». 
Отдельный вопрос, есть  ли в  замыслах этих режиссеров достойное зерно, которое публика не понимает! Возможно, публика как раз сразу разобралась, что король - то голый. Скромнее надо быть, господа реформаторы. Предложите нам то, что мы можем принять, что вызовет адекватный замыслам композиторов эмоциональный отклик и мы вас полюбим.

Михаил Фихтенгольц: Люди в открытую декларируют: мы после работы, стояли в пробках, вы нас еще не хотели пускать в зал, потому что мы опоздали на 15 минут, а теперь мы сидим удобно и хотим, чтобы нас развлекали, мы хотим отдыхать.
Василий Бархатов: Нельзя путать публику консервативную и попросту необразованную. Они одинаково экспрессивно орут, но я по децибелам орущих понимаю их IQ. Когда в Италии на постановке сказок Гофмана или «Дон Жуане» рядом со мной на балконе стоит итальянец и громко комментирует происходящее, я понимаю, что у него есть какой-то контекст, в голове у него происходит интеллектуальная работа.
Михаил Фихтенгольц: Он до этого посмотрел уже десять «Дон Жуанов» и может убедительно аргументировать свое «бу». В России совершенно иная ситуация. Например, в «Руслане и Людмиле» людей возмутило не то, что режиссер попытался заново рассказать пушкинскую сказку, а то, что Руслан в джинсах и пуховике. Как это — сказка, а он в пуховике с обрезом?! Безобразие!
Василий Бархатов: Возраст зрителя не имеет значения. Проблема не в театральных старушках, некоторые из который запросто дадут фору любому зрителю. Просто иногда разговариваешь с человеком 17 лет, а он тебе серьезно рассказывает про то, как должна выглядеть великая русская опера, описывая ее как плохо костюмированное концертное исполнение. При этом настаивает с пеной у рта, что не надо ничего трогать. Страшно, когда человек, который только начинает жить, говорит так, будто над ним поставили чудовищный эксперимент — например, пересадили мозг советского партийного работника. Как можно равняться на театр XVIII или XIX века?

Моя реакция: Позвольте, разве не в сфере услуг вы работаете? Разве не платит зритель дважды (за билет и налогами) за то удовольствие, которое намеревается получить?  Да, зритель хочет отдохнуть, хочет получить изысканные впечатления и удовлетворить его запросы  ой как непросто. Попробуйте сравняться с театром XVIII или XIX века, лучшими образцами недавнего ХХ века, докажите что можете. Это очень высокий уровень. И не стоит прятать свой непрофессионализм за слова про мозг советского партийного работника. Его мозг здесь ни причем. Взяли себе за правило: как что не получается - виновата советская власть, неправильный народ им воспитала.  И с этими словами получают государственное финансирование, ничем не доказав, что они его достойны.
Только не надо, господин Фихтенгольц двойных стандартов к публике: западный зритель имеет право возмущаться, а отечественный обязан вас кормить и любить! Добейтесь того, чтобы вас пригласили в Италию и вперед! 
Лично я очень бы хотела, чтобы извращенная «культурная политика» была прекращена, отменено любое государственное финансирование Бархатовых, Черняковых и Серебренниковых и им подобных и счастливо свершилось их удаление  из всех театров . Флаг им в руки: пусть создадут свою аудиторию «интеллектуалов», разгадывающих их убогие замыслы, пропагандируют то искусство, которое считают нужным, содержат свой театр и живут на самоокупаемости, а лучше бы там, где их, по их словам очень ценят : в Германии, например.  
Цитата: Василий Бархатов: На самом деле, художник всегда в состоянии протеста. У нас был педагог в ГИТИСе, который говорил: «Приготовьтесь к тому, что вы будете вечно одиноки». Я тогда подумал: фу, какие дурацкие, пошлые слова. А сейчас я понимаю, что это правда.
Моя реакция: К сожалению, г Бархатов, вы не одиноки. Да и не в состоянии протеста. С Вами государственная поддержка и ангажированные либеральные СМИ. Если бы вы были одиночкой, публика давно вытерла бы о Вас ноги. Даже в снобском журнале у Вас нет поддержки среди людей.
Tags: занятное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments