ka_pell (ka_pell) wrote,
ka_pell
ka_pell

Предательство



Было такое со мной.
Я училась в 157-ой экспериментальной школе г.Ленинграда, которая и теперь престижная гимназия. В девятом классе учительницей литературы у нас была Сталина Константиновна (далее СК). Имя такое дали родители-патриоты, а фамилии я не помню. Класс был сильный и литературу мы любили. Привыкли к очень хорошим урокам по Гоголю, Пушкину, Лермонтову, Грибоедову. А тут - новый учитель, драматургия Островского, роман Тургенева "Отцы и дети". Я даже уже и не помню кого мы тогда изучали, но стиль учителя был новый: "Выучить 10 цитат" и много сочинений на дом, лучшие из которых СК зачитывала на уроке вслух, отпуская, иногда, резковатые комментарии. У меня не было ощущения, что я - любимая ученица, совсем нет. Правда, я всегда читала те произведения, которые мы изучали, и не испытывала трудностей в изложении своего подросткового мнения, но это и приветствовалось. Случилось так, что мы прогуляли всем классом урок литературы и СК заболела, а потом ушла из школы. Вышло вот что.
Одна из наших полногрудых соучениц, большая любительница гуманитарный предметов (а мы учились в математическом классе), написала сочинение в слишком оригинальной форме, скорее даже рассказ с вымышленными персонажами, чем ученическую работу по произведениям , скажем, Островского. Получила в ответ не только пятерку, но и несколько ироничный, но не уничижительный, конечно, комменарий СК. Девица была очень задета, а тут еще гормоны играют, юношеская симпатия или влюбленность... Был в нашем классе общепризнанный красавец, Костылев, мнение которого для данной девицы было очень важным. Вот этой парочке и удалось подбить весь класс уйти с урока. Он выступал защитником справедливости, а она - оскорбленным достоинством. Хотя на самом деле ему, я думаю, просто хотелось урок прогулять, а ей была очень приятна забота джентельмена.
Помню, как Костылев подошел ко мне и предложил не ходить на урок, так как мы хотим предложить другую форму изучения литературы. В моей голове встала картина, что действительно, могло бы быть лучше, если бы кто-то хотел нас выслушать. Мысли и чувства разлетались в разные стороны. Но сказать, что я против всех, что мы нанесем тяжелое оскорбление учителю я не смогла. Мне это даже в голову не пришло. Я не представила всю тяжесть этой ситуации для СК. Необдуманно и легко я согласилась не идти на урок, как все. Психологи именно это и называют конформностью. Помню свою мысль:"Интересно, и куда же мы все пойдем?". Мы отправились в актовый зал,который оказался открыт и где нас и не думали искать и прослонялись там целую пару в каких-то разговорах ни о чем.
В школе тихо разразился скандал. Нам без объяснения причин сменили учителя литературы. Когда, через некоторое время, моя мама вернулясь с родительского собрания, она попросила меня и отца выслушать ее и рассказала, как к ним в класс приходила СК, которая, вся покрывшись красными пятнами, смогла только произнести сквозь слезы: "Поступок Ваших детей - мне как нож в спину. Я не могу больше работать учителем". И убежала.
И только тогда я поняла, что именно произошло. Родители не упрекали. Но я поняла, как невыносимо больно было СК. До сих пор, когда я рассказываю кому-то об этом, мне стыдно и я не могу сдержать слез.
Спустя несколько недель, может быть месяцев, уже весной, мы с другом , Борисом Х, может быть еще с кем-то, не помню, поехали домой к Сталине Константиновне. Она нас приняла, мы пили чай, говорили о жизни. Разговор не мог не вернуться к тому, что же произошло. Я пыталась объяснить, как это случилось. Этакая обыденность зла. СК была уже спокойна, понимающе кивала. Но потом, глядя на меня, сказала, обращаясь ко всем: "Да, но я от ВАС этого не ожидала". Это было как приговор.Я поняла, что предала человека.
Весь мой нонконформизм вырос из этого семени.
 
Tags: воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments