ka_pell (ka_pell) wrote,
ka_pell
ka_pell

О любви к музеям



Этот Арлекин Пикассо из музея Метрополитен. Я обычно в музее выбираю около 20 картин, которые рассматриваю достаточно внимательно, остальное - скульптура, прикладное искусство, (для меня это резкая смена впечатлений), потом иду в кафе, передохнуть и рассмотреть публику, потом в магазин, приобрести что-то на память о визите. Это ритуал, который стараюсь соблюдать. Предпочитаю ходить одна. Даже если иду с кем-то, получается, что разбегаемся по интересам. Были раньше мечты и надежды разделить с кем-то впечатления, все попытки приводили только к накоплению раздражения и я от них отказалась. Конечно, случаются особые случаи и исключения, привет irissibirica !
К счастью, мои родители не отдавали меня в художественную школу, интерес к изобразительным искусствам возник и удовлетворялся произвольно, уже в юности. По работе я много путешествовала и, оказываясь в каком-то городе, всегда бежала в художественный музей и в ботанический сад (еще одна страсть, возникшая, когда у меня появился мой собственный сад).
В начале 90-х мы с мужем и его друзьями организовали новый факультет и кафедру, на которой я и сейчас работаю. Институт территориально расположен рядом с Эрмитажем и с Русским музеем. Наш бессменный декан- человек умный, но сомневающийся, который всегда нуждался в коллективных обсуждениях и советах. Пока мужчины вели бесконечные разговоры, я ходила на вечерние лекции в музеи, мне не хотелось возвращаться домой одной. Получилось, что почти ежедневно, целый год, я бывала в Эрмитаже, который знаю теперь как пять пальцев. Я не искусствовед, конечно, но очень интересующийся посетитель.
Тогда же я попыталась реализовать единственный в своей жизни грандиозный проект и наткнулась на понимание на всех уровнях, кроме самодурства господина Пиатровского.
Вспомнила я все это сейчас после Метрополитен музея в Нью Йорке, где появилась микросотовая система связи, которую я предлагала. Я работаю в университете телекоммуникации. В Лондоне, в Национальной галлерее, в начале 90-х, я впервые увидела и получила в руки радиотелефон с кнопкой. Набираешь номер, обозначенный у предмета искусства, который тебя заинтересовал, и получаешь внятный, продуманный комментарий знающего искусствоведа. И это у каждой картины, а не только у общеизвестных шедевров. Говорят, что аналогичная система была уже тогда и в Лувре, но ее не было ни в музеях Мюнхена и Франкфурта на Майне, ни в Нью Йорке и Вашингтоне, ни в России. В Эрмитаже выдавали за изрядную для русского посетителя тогда сумму только плэйеры с обзорными экскурсиями на английском языке.
Групповые же экскурсии зависят как от экскурсовода, так и от аудитории, и в общем случае, на мой взгляд, кошмарны. У нас были контакты со связистами, работавшими в Эрмитаже, во всем СПб, в американской Motorolla, в Дойч TELECOM. Мы знали про медные перекрытия между этажами, продумали, где может быть расположена базовая станция, чтобы не ставить несколько, на разных этажах многих зданий музея, изучили статистику сезонной посещаемости, договорились о том, что Motorolla практически бесплатно, за рекламу своей фирмы на трубках, поставит оборудование, продумали систему кодификации и создания базы данный, создали бизнес план проекта... Договорились даже о начитке и записи текстов, так, чтобы все было сделано для Эрмитажа практически бесплатно, но солидно и качественно. От Эрмитажа требовалось только согласие главнюка, организация сотрудников на написание текстов и постепенное наполнение базы данных, причем эта работа очень скоро должна была стать оплачиваемой, музейные сотрудники получали возможность дополнительного заработка! Естественно, в Эрмитеже должна была быть создана некоторая структура, которую сам Пиотровский или его доверенное лицо, должны были возглавлять, потому что это объемная и связанная с коммерцией работа.
Его сотрудник-связист, связанный с нами пошел на прием докладывать это роскошное предложение и вышел ни с чем. Проект г.Пиотровского не заинтересовал, и не потому, что была другая альтернатива, а потому, что его эти вопросы не волнуют. Он парит в эмпиреях. Ему не понравилось, что пришлось бы крепить номера у объектов, "портить вид зала".
Теперь, после краж в Эрмитаже, и всех комментариев Пиотровского, я понимаю, что ставить нужно было на Русский музей, Гусев человек вменяемый.
Я не была в США более 15 лет, и вижу, что в Метрополитен музее система есть, пока в каждом зале описаны только главные объекты, но начало положено. Об Арлекине Пикассо мне сказали, что написана картина была в 1901 г, после самоубийства друга художника, что два пальца, которые , на мой взгляд, выглядят деревянными, свидетельствуют о глубокой интровертированности изображаемого человека. Та еще информация. 7 долларов за пользование оборудованием.
Tags: воркотня, занятное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments