ka_pell (ka_pell) wrote,
ka_pell
ka_pell

Статья моей дочери "Мексиканский урок"




Правда хороша? Красавица  и умница. Горжусь ею.

Ирина Гайда
: управляющий директор The Boston Consulting Group Москва
Приложение «Форум», 29.11.2010

В первые несколько месяцев после аварии в Мексиканском заливе предметом обсуждения стали в основном подсчеты возможных размеров ущерба окружающей среде и несовершенство технологий. Такое видение проблемы вполне объяснимо. Но ответ на вопрос: стоит ли использовать технологию, пока нет 100-процентной гарантии безопасности, не так однозначен, как может показаться. Авария Deep Water Horizon поднимает целый ряд вопросов не столько технического, сколько управленческого характера.

Штучное производство

Случившееся на Deep Water Horizon — далеко не первая катастрофа в истории нефтегазовой промышленности. Так, в 1979 г. в результате аварии на нефтяной платформе IXTOC 1 в бухте Кампече в южной части того же Мексиканского залива в море вылилось около 460 000 т сырой нефти. Спустя десять лет крупный розлив нефти произошел у побережья Аляски после крушения танкера Exxon Valdez.
И все же авария на платформе BP стоит особняком. Во-первых, глубина моря в районе скважины составляет порядка 1500 м. Бурение в таких условиях само по себе является труднейшей задачей. Во-вторых, уникальна и сама скважина: на сегодняшний день она самая глубокая в мире — более 10 500 м. Уже эти факты позволяют оценить сложность технологических процессов, которые происходили на платформе Deep Water Horizon. Безусловно, глубоководное бурение — это некий технический порог нефтедобывающей отрасли. И говорить о том, что подобные технологии стали серийным производством, пока рано.

Под жестким контролем

Естественно, что от компаний, которые используют подобные инновации, ожидают адекватной оценки всех возможных рисков. В том числе и от государства, которое дает разрешение на реализацию того или иного проекта. В результате апрельского инцидента госорганы США подверглись ожесточенной критике, и не случайно. По словам некоторых участников рынка, те практики в области технического контроля, которые США одобрили в Мексиканском заливе, существенно отличались от принятых в Европе — в первую очередь тем, что большинство важных решений оставалось в компетенции компаний. Не исключено, что в будущем государственная политика в этой сфере станет менее либеральной. Причем изменения произойдут не только в США — они будут носить глобальный характер.

На чужих ошибках

Думается, что России стоит обратить самое пристальное внимание на то, как будут реагировать на аварию в Мексиканском заливе регуляторы в США и других странах. И надо заметить, что, судя по отдельным комментариям российских чиновников, определенные выводы уже сделаны. Так, в интервью РИА «Новости» глава российского Минприроды Юрий Трутнев заметил, что «совершенно точно будут изменения в стратегии нефтяной отрасли… будут больше спрашивать за соблюдение всех норм и правил».
Однако сама по себе жесткость инструкций едва ли решит проблему безопасности. Чрезмерная зарегулированность никогда не давала ожидаемых результатов. Та же катастрофа в Чернобыле произошла в СССР, где в инструкциях недостатка не было.
Государство в данной ситуации прежде всего могло бы пересмотреть подход к расстановке стратегических приоритетов развития отрасли. В частности, то, что произошло в США, должно заставить нас задуматься о том, какие нефтеносные провинции мы готовы открывать для разработки и на каком этапе развития соответствующих технологий. Может быть, имеет смысл еще какое-то время сосредоточиться на освоении более простых с технологической точки зрения месторождений? Другие государства не имеют такой привилегии — выбирать.

Правила наши, технологии ваши

А вот стоит ли государству самому заниматься развитием новых технологий и контролировать их внедрение — это вопрос. Заключается он в том, за счет каких рычагов может быть обеспечен приток в госструктуры самых высококвалифицированных инженеров, технологов, т. е. тех, кто способен «в поле» отличить процедуру, идущую по правилам, от процедуры, идущей с нарушением правил.
Поэтому еще одним важным направлением деятельности регуляторов может и должно быть создание оптимальных стимулов для бизнеса. В конечном счете именно сами компании заинтересованы в долгосрочной игре на рынке. Участники рынка должны знать, что за ошибку (например, в случае аварии) они будут очень дорого платить и никакого юридического способа снять с себя ответственность у них не будет. Это правила игры. Но выбор технологий, которые позволяют максимально соответствовать правилам, остается за бизнесом.
Долгое время считалось, что в нефтяной индустрии все возможности технологического поиска исчерпаны. Однако мы столкнулись с ситуацией, когда именно инжиниринговых и технологических навыков компаний (причем лучших компаний мира) оказалось недостаточно. Это заставляет пересмотреть важность инвестиций в НИОКР, а также в высококвалифицированные инженерные кадры. Компании должны прилагать больше усилий к продвижению себя на рынке труда и активно развивать корпоративное обучение.

Воспитай партнеров

Вопросы безопасности игроки нефтегазовой отрасли могут решать не только за счет совершенствования технологий, но и с помощью чисто управленческих инструментов. Речь, в частности, идет о необходимости переосмыслить отношения компаний нефтяной индустрии со своими контракторами. Мы зачастую сталкиваемся с тем, что большая часть инцидентов происходит не с собственным персоналом крупных нефтяных компаний, а с персоналом подрядчиков. Без партнеров не обойтись, и поэтому вопрос организации управления подрядчиками и надзора за ними стоит очень остро.
Второй урок состоит в том, что подрядчики вероятнее всего будут разделять ответственность с оператором актива, даже если формально контракт возлагает ответственность на заказчика. «Профессиональный долг» подрядчика вмешаться в случае некорректного исполнения тех или иных технических операций может послужить основанием для юридического преследования, если подрядчик занял пассивную позицию.
Формирование базы поставщиков в любой индустрии — задача не одного года. Но нельзя воспринимать существующий на рынке набор подрядчиков как некую объективную и неизменную реальность. Именно так действуют ключевые игроки отрасли в бассейне Каспийского моря. Они говорят поставщикам: «Сегодня вы не умеете, но вот вам программа, пожалуйста, через 4 года научитесь». Из трех партеров двое научатся, и это будет хорошим результатом. Через некоторое время поставщики поймут, что это способ конкурировать за самых привлекательных клиентов.

Культурная революция

Существует и еще одно ключевое направление в сфере управления рисками — воспитание ответственного отношения к проблеме безопасности у собственных сотрудников. Изменение корпоративной культуры — не самая простая, но вполне решаемая задача. Тон должен задавать менеджмент, но работу нужно проводить со всеми сотрудниками. Прежде всего с так называемыми «голубыми воротничками». Во-первых, именно этот сегмент подвергается наибольшему риску, во-вторых, среди низового персонала чаще всего формируются невнимательное отношение к вопросам безопасности.
Tags: семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments